«Ты, девочка, – удмурт! Какой спорт как бизнес?!»: директор СБК – о семейном деле, факапах и перспективах спортивных медиа в России

16 июня 2020

«Ты, девочка, – удмурт! Какой спорт как бизнес?!»: директор СБК – о семейном деле, факапах и перспективах спортивных медиа в России

Медиа в России продолжают нелегкую погоню за западными стандартами качества. «СБК. Спорт Бизнес Консалтинг» – самый влиятельный проект в спортивном бизнесе России. Во многом потому, что его развитием занимается Александра Савраева. Нам показалось несправедливым, что в качестве интервьюера почти всегда выступает она, в то время как опыт и знания, приобретенные за девять лет интенсивной работы на рынке СМИ, делают ее ценнейшим собеседником.

«Подчиняться умею только маме. Поэтому она мой главный деловой партнер»

– Я сколько за тобой наблюдаю – ведь мы пересекаемся в этом маленьком тесном мирке спортивном – и вижу, что ты очень много чем занимаешься. Хотел бы спросить так: кто такая Александра Савраева с твоей точки зрения? Как бы себя охарактеризовала?

– Смотря что интересует. Есть разные направления: личная сфера, профессиональная. 

– На самом деле интересует со всех сторон, даже, может быть, с философской точки зрения. Допустим, я сам себя считаю предпринимателем. Я долго пытался понять, кто я такой, сейчас могу сказать: да, в первую часть я предприниматель, а потом уже все остальное.

– Я всегда ощущала себя лидером, с самого детства. Я говорила, кому и куда пойти, что сделать, руководила друзьями и одноклассниками. И когда начала работать, еще подростком, быстро поняла, что мне не очень нравится подчиняться, выполнять чужие решения. Казалось, я всегда сама знаю, как лучше поступить. С этим ощущением сложно жить. За семь лет сменила 12 мест работы – по разным причинам, но главное, что мне ничего не нравилось. В какой-то момент растерялась, решила, что уже не найду по-настоящему свое дело. Все изменила одна случайная поездка на конференцию в Барселону, посвященную спортивному бизнесу и управлению стадионом, называлась Stadium Business Summit. В общем, приезжаю в Барсу, а там много красивых мужчин в костюмах, крутые стадионы, менеджеры из «Манчестер Юнайтед», «Арсенала», все обсуждают крутые маркетинговые проекты...Я поняла, что хочу свой бизнес. И когда в 2011 году мы запустили «СБК. Спорт Бизнес Консалтинг», я кайфовала! Журнал настолько меня поглотил, что даже банальные командировки на недостроенные ФОКи в Туле или Уфе воспринимались как увлекательнейшие приключения. Сплошной восторг.

С Владимиром Дмитриевым, экс-генеральным директором концерна «Калашников»

Думаю, это значит, что я по духу бизнесмен. Образ жизни предпринимателя вызывает у меня зависимость. Правда, через несколько лет я поняла, что для меня очень важна и личная жизнь, и сейчас мое окружение почти не связано с моей работой.

– То есть ты разделяешь работу и дружбу?

– Есть близкие люди и в индустрии, но это, скорее, исключения. Мне очень важна моя семья. Как ты знаешь, у нас семейный бизнес. Мой партнер и мой лучший друг – это моя мама (Елена Савраева, управляющий партнер «СБК. Спорт Бизнес Консалтинг». – Прим. авт.). Брат, бабушка, дядя, дедушка – все они мне очень дороги. Мы часто встречаемся, общаемся, поддерживаем друг друга. Как большая итальянская семья. 

– Интересно. Ведь это вообще редкая история, когда с родителями получается обсуждать что-то кроме личных дел, когда есть общие профессиональные интересы. Какие плюсы и минусы в работе с мамой?

– Для нас семейный бизнес – это огромный плюс. Так сложилось, что мы интеллектуально, стратегически, ценностно очень близки. И мы обе считаем, что в партнере главное – общие ценности, общие взгляды на стратегию, на общение с клиентами и так далее. Мне очень повезло уговорить маму работать со мной. Ведь изначально были еще два партнера, которые, мягко говоря, не подошли, именно из-за разных взглядов на многие вопросы. Только со «своим» партнером возможна настоящая синергия.

– Получается у вас вектор всегда одинаковый?

– Лена – стратег-управленец, у нее математическое образование. Я – исполнитель-операционист. 

С Еленой Савраевой, генеральным директором, управляющим партнёром «СБК. Спорт Бизнес Консалтинг»

– А как это сочетается со словами о том, что ты изначально лидер. Здесь нет противоречия?

– Нет, потому что со стратегией, которую выбирает Лена, я полностью согласна. Плюс у нее более широкое видение и, конечно, опыт. Все-таки лидер и управленец хорош только тогда, когда и сам умеет подчиняться. 

– Безусловно.

– А подчиняться я умею только ей! Да и то не всегда. Мы в семье часто обсуждаем самые разные темы, вопросы нравственности, литературы, кино. И у нас может быть кардинально разные мнения.

– Здорово. Мой пример: партнер по бизнесу, мы много лет вместе работаем, часто придерживаемся противоположных мнений, но мы приходим к компромиссу в процессе обсуждения. Бывает так, что один на подъеме, другой наоборот, но мы дополняем друг друга, выравниваем энергию, и в этом находим баланс. У вас такая же история?

– Иногда наши обсуждения выходят за пределы деловых отношений, мы можем горячо спорить – со стороны, наверное, кажется, что это скандал. Но внутри мы прекрасно понимаем, что это исключительно ради дела, просто более эмоционально. Кстати, ведь у нас давно есть неизменный третий член нашей команды – Дима Христич, шеф-редактор. Работаем по правилу демократии – где большинство голосов, того и победа.

– Третейский судья?

– Ага. При этом по большинству вопросов, а главное – по ценностям у нас полное совпадение. Редкая удача, когда находишь такого партнера и сотрудника.

– Все звучит прекрасно. Давай чуть с другого ракурса. А были ли ошибки и какие выводы ты из этого сделала?

– Первый факап (от английского fuck up – неудача, провал, фиаско. – Прим. авт.) – неудачный выбор партнера на начальном этапе. Я пригласила человека, сейчас уже и не стоит вспоминать ее имя, работавшего раньше в другом деловом издании. Надеялась, она профессионально займется редакционной политикой. Но в итоге нас просто обманули. Девушка с порога попросила денег рассчитаться со старыми долгами, получила их – и свалила. Сумма была серьезная, мы копили ее именно для стартапа. Хотя первое впечатление о человеке было отличным. Так что главный совет – тщательно выбирайте партнеров.

– Как именно?

– Нужно брать только проверенных людей. А лучшая проверка – временем. Только опыт сотрудничества на разном уровне дает понять, стоит ли доверять человеку в полной мере.

– Партнера для бизнеса найти сложнее, чем жену, так говорят.

– Ага. Тут посерьезнее даже.

– А второй факап?

– Ну, их было и больше. Например, с бизнес-планированием. Я очень оптимистично оценила наши перспективы. Лена меня поддержала, инвесторам все тоже понравилось. Но рынок отреагировал иначе. В первый год мы были в огромном минусе, инвесторы вышли из проекта, мы остались должны им денег… А для меня это очень страшно – быть должником.

– Тебя эта история закалила?

– Я думала, что помру, честно, я поседела!

– Ничего себе.

– Пришлось частично перекредитовываться, но журнал все равно выходил. Это весна 2012 года. В общем, планирование оказалось провальным. Я поняла, что лучше исходить из пессимистичных прогнозов, особенно в нашей стране.

– Обычно пессимистичные планы приводят к тому, что ничего не делаешь. У нас часто думают, что ничего не получится. Если бы ты не была оптимисткой, ты бы не была в той точке, на которой сейчас находишься.

– Это правда. С другой стороны, мне вообще не сложно начать делать что-то еще. В этом плане мы с Леной отличаемся друг от друга.

Елена Савраева, генеральный директор «СБК. Спорт Бизнес Консалтинг», Галина Гордюшина, директор по проектированию ЗАО «Киевская Площадь», Сергей Кузнецов, главный архитектор г. Москвы, Александра Савраева, Андрей Мороз, генеральный директор «ЛОММЕТА»

«Я разочаровалась в спортивной отрасли»

– Как ты выбрала бизнес? Он неочевидный с первого взгляда. Чем ты вообще занималась до этого?

– Я училась – частично в Америке, частично в России. А работала уже с 14 лет, начинала промоутером. В 17 лет пошла к родителям в строительную компанию. Потом была личным ассистентом в тренинговой компании, менеджером по продажам в нескольких фирмах, сотрудником департамента инженерно-технического холдинга, занимавшегося оснащением спортивных объектов. Тогда я познакомилась с футбольным «Зенитом». Как я уже говорила, почти случайно оказалась на конференции о спортивном бизнесе и управлении стадионами в Барселоне, Stadium Business Summit. И осталась под огромным впечатлением от организации, от уровня арен, от спикеров из «Манчестер Юнайтед», «Арсенала» и других крутых клубов, от обсуждаемых тем… Это было девять лет, но, кажется, к сожалению, мы в России до сих пор сильно отстаем. С другой стороны, подобные образцы вдохновляют, именно тогда я поняла, чем мне интересно заниматься – спортом, спортивным бизнесом.

– А сама ты занималась каким-нибудь спортом?

– Любительским разве что. У меня папа мастер спорта по теннису. И я люблю играть –и в большой, и в настольный.

– О, сыграем как-нибудь в настольный! Я фанат.

– Без проблем! Футбол, кстати, люблю, играла лет до 16 лет, пока мальчик один мне по ноге не заехал. 

– Получается такой двойной заход: у тебя и по генам передалась любовь к спорту, и с маркетинговой точки зрения. Почему ты решила заняться именно медиа в спорте?

– Так получилось, что я была знакома с девочкой, работавшей в подобном издании, которое закрывалось. Она сказала: «Давай замутим бизнес!» Я поддержала идею, мне вообще всегда нравилась медийность, возможность транслировать лучшие практики –суперинтересное направление. При том, что сама не очень хорошо была знакома с внутренним бизнесом, мне потребовалось время на изучение. 

C Николаем Алаевым, LG Electronics

– Как ты считаешь, сейчас проще делать такой бизнес или сложнее? 

– Все скатывается к клиповому мышлению. Неспособность людей переваривать большие объемы информации, читать лонгриды и вообще иметь критическое мышление становится большой проблемой для СМИ. Но наша ниша B2B меньше подвержена изменениям. 

– Вопрос: есть ли в России свободные ниши, чтобы открыть печатное издание или вы покрываете все?

– Мы стараемся покрывать многие темы, но, конечно, печатные ресурсы ограничены.

– Так вот, есть ли возможность преуспеть со своим стартапом в этом поле?

– Да, есть же пример одного бизнесмена, который несколько лет назад активно пошел в спортивный бизнес и сейчас занял значительную часть рынка. Подхватил наши идеи и успешно у нас кусок этого поля «отжал». Этот говорит о том, что успех возможен, если у предпринимателя есть идеи и он находит уникальные торговые преимущества. 

– Интересно.

– Я за цивилизованный бизнес. Но в нашей стране он воспринимается не так, как в Европе. Если ты ведешь себя скромно и спокойно, ты лошара. Это моя проблема как бизнесмена. Надо понимать наш рынок, знать, как и на что он реагирует, а не ориентироваться только на собственные ценности. 

– Ты не разочаровалась в спортивной отрасли?

– Разочаровалась. 

– Опа, очень интересная тема!

– А ты не разочаровался?

– Давай потом отдельно обговорим, хорошо?

– Изначально я думала, что все это можно поставить на бизнес-рельсы, ставила перед собой глобальные задачи. И не могу сказать, что результата нет: мы видим, как изменилась работа клубов и федераций, как вырос спортивный маркетинг в стране, как много стало коммерческих активностей. Но все же это эффект не того масштаба, который мог бы быть. Остается много инертности, много нечестных методов и решений. В общем, такая старая школа, которую новички не понимают и на которую никак не повлиять. И эта неприязнь взаимна.

«Я услышала: «Ты, девочка, – удмурт! Какой спорт как бизнес?»

– Ты согласна, что нужна смена поколений, приход новых людей в российский спорт?

– Конечно. Пример из жизни. Когда мы только начинали, я пришла в офис к Сергею Чебану (исполнительный директор РПЛ), представилась, сказала, что буду развивать спорт как бизнес. И услышала в ответ: «Ты, девочка, – удмурт! Какой спорт как бизнес?» И он до сих пор меня удмуртом называет! Однако спустя год мы провели совместное мероприятие.

– Ну, значит не все так плохо.

– Год понадобился, чтобы обработать Сергея Владимировича. И так происходило не только с ним, это всего лишь один пример.

– Ты терпеливая.

– Я много разговаривала с ним, ссылаясь на европейский опыт. Давайте, мол, сделаем здесь нечто подобное. Я промывала мозги целый год! И он согласился. Уж очень мне хотелось изменить положение дел. Чтобы люди делились опытом, общались – я получаю огромное удовольствие от этого. Так вот. Первая конференция. Приехали 16 клубов. И все выглядело очень странно. Напряженная атмосфера, настороженные участники, Сергей Владимирович в президиуме… И все же ближе к окончанию конференции все стали общаться, спрашивать друг у друга что-то. Была и смешная ситуация. Выступает Володя Рапопорт – он, кстати, с тех пор меня не очень любит – и рассказывает про маркетинг. Говорит , что у футбольных клубов неправильный имидж, что ЦСКА «должен быть не только агрессивным, но и сексуальным…» Тут Чебан взрывается и спрашивает: «Мальчик, ты кто такой? Какой еще сексуальный?!». Володя дрожащими губами говорит: «Ну, я вообще так считаю…» А Чебан ему: «Пошел вон отсюда!» Володе пришлось уйти.

– Он считает с тех пор, что ты его подставила?

– Он считает, что я должна была его предупредить. Хотя я сама не могла предполагать такой реакции.

– Бытует мнение, что спортсмены и люди, которые работают в спорте, недостаточно умственно развиты. Как ты считаешь, есть ли такая особенность? Или же это стереотип? Назови трех самых умных людей из области спорта, с кем ты общалась.

– Понятно, что спортсмены очень заняты физической подготовкой, у них просто не остается времени на дополнительное образование. Но есть и обратные примеры. По своему опыту могу сказать, что их не так уж и мало. Недавно СБК проводил вебинар с региональными министрами спорта. Министры спорта Бурятии и Калининграда – бывшие спортсмены (Вячеслав Дамдинцурунов, Наталья Ищенко. – Прим. авт.). И это очень высококвалифицированные специалисты! Еще сразу в голову приходит Александр Карелин. В общем, среди спортсменов много интеллектуалов, честно.

«Самые крутые направления в спортивном бизнесе сейчас – строительство, IT и дизайн-брендинг»

– Давай тогда к такому вопросу: как ты считаешь, на чем реально заработать в спорте в России?

– На околоспортивных моментах можно много заработать. Одна из наиболее выгодных сфер – строительство, проектирование, оснащение объектов. Несколько лет мы были эксклюзивными представителями на российском рынке крупной британской компании, строящей футбольные поля. Я лично занималась продажами, и мы взяли половину всех стадионов чемпионата мира. Любопытно, что первая сделка состоялась после переговоров с Андреем Федуном, генеральным директором «Открытие Арены». Мы проработали до 2018 года, среди наших проектов поля на стадионе «Краснодара», большой спортивной арене «Лужники», новых стадионов в Ростове-на-Дону, Самаре, Калининграде и Саранске. Высокомаржинальная история. И, конечно, важно заходить на крупные проекты. Да, ЧМ-2018 была разовой акцией, но в таких случаях и требования к подрядчику соответствующее, во главе угла качество. Еще выделю IT. Ты сам это прекрасно знаешь. Но крупных клиентов мало. Третье направление, которое кажется мне перспективным, –дизайн-брендинг. Это одна из самых крутых тем сейчас.

С Виталием Мутко, экс-министром спорта РФ

– Ты сама в этих направлениях планируешь развиваться?

– Четыре года мы работали в строительстве футбольных полей. В основном занимались маркетингом и продажами, но несколько раз были и на самих площадках. Могу сказать, что это очень сложный процесс. У меня родители 15 лет занимались строительством, маму уже тошнит от самого процесса: надзоры, документы, бумажки, техника… Капиталоемкий бизнес. Про брендинг могу сказать, что сейчас отчасти занимаемся им. Иногда приходит человек и говорит: «Хотим рекламу в вашем журнале». Но у него нет понимания, как это может и должно выглядеть. Мне есть с чем сравнить. Одно время у нас было 80% рекламодателей из Европы. И они всегда четко знали, что им нужно, приходили с конкретным материалом.

– Кто ваш основной рекламодатель сейчас? У кого есть деньги, чтобы размещаться в печатном издании?

– В основном это поставщики услуг, производители оборудования. Все, что связано с технологиями. Еще есть брендинговые и маркетинговые компании, агентства.

– Они как-то считают эффективность?

– У нас есть печатное издание, с четким рынком распространения и подсчитанной аудиторией. Реклама в журнале всегда носит имиджевый характер. Чтобы сразу позвонили и купили – такое было только один раз. Мы написали про новые кресла на «ВТБ Арене», которые во время специального эксперимента не смогли сломать приглашенные фанаты. И вот из какого-то региона позвонили и заказали. Но для расчета подобных показателей больше подходит реклама на сайте, конечно.

«Поддержка государства – это давать не рыбку, а удочку» 

– На какой стадии у тебя онлайн-бизнес? Как ты его развиваешь с точки зрения монетизации? 

– Он в начале пути. Журнал хорошо работает и окупает сайт. Это дополнительное преимущество для рекламодателей, которые размещаются в журнале. Как отдельный продукт сайт нужно развивать, по сути, это должен быть самостоятельный бизнес, требующий не меньше времени и сил.

– Есть же примеры заграничных онлайн-ресурсов с платным контентом…

– Да, мы на них ориентируемся во многом. Sports Business и другие подобные сайты. Но проблема в том, что платный контент в России появился недавно, и пока пользователь не привык к такому. С этим часто сталкиваются и спортивные организации. Я и сама, если честно, не плачу за контент.

Александр Кошелев, Руководитель стратегических проектов Dallmeier, Александра Савраева, Денис Пузырев, экс-корреспондент РБК и Денис Стариков, генеральный директор «Спортивные проекты»

– Когда сам создаешь контент и пытаешься его продать, возникает вопрос: если не плачу я, почему это должны делать другие? У тебя так? 

– Согласна. Но вообще, если делать правильно, нельзя мерить свою аудиторию по себе, это ошибка маркетолога.

– Как ты считаешь, какой должна быть роль государства в спорте?

– Я не политик, сложно сказать. Но кризис удивительным образом заставил меня совершенно переосмыслить подход государства к предпринимателям, к гражданам.

– Самое важное, что ты для себя осознала? 

– Получила очередное подтверждение того, что всё в нашем государстве непонятно, демократии в России не видно, никакой реальной помощи не оказывается, инструментов поддержки крайне мало. Правильная поддержка государства, на мой взгляд, – давать не рыбку, а удочку.

– Что в данном случае удочка?

– Это возможности государства тем или иным способом предоставлять всю информацию, поддерживать хорошие инициативы, но не давать на это денег напрямую. Либо давать гранты людям, защищающим свои проекты. Но не финансировать по накатанной, как чаще всего происходит. Каждая организация должна ежегодно защищать свои проекты.

– Это должно быть публично?

– Да, конечно, но с публичностью у нас сложно.

– Давай на что-нибудь позитивное переключимся. Есть ли перспектива у нашего спорта через пять лет, допустим? На мой взгляд, должны поменяться люди. В одной из своих статей под названием «Что должен иметь российский футбол?» я упомянул три пункта, один из которых – средний менеджмент. Именно он все решет и реализует. Он должен быть сильным, должен измениться. Сейчас люди не заинтересованы, чтобы было хорошо, они хотят поставить галочку.

– Я не настолько гуманист. Думаю, необходимо внешнее регулирование, к слову о роли государства. Должны быть строгие профстандарты. Менять менталитет бессмысленно, даже невозможно. Нужна формализация, требования к образованию и опыту. Хотя, к сожалению, у нас вообще не так много специалистов.

– Как ты считаешь, цифровизация здесь поможет?

– Уверена в этом! Простой пример: любая CRM-система. Она не позволяет человеку ошибиться. Она сделана специально так, чтобы он шел определенным путем, и этом весь смысл цифровизации. Ты должен лишить человека возможности схалявить или уйти от ответственности. Раньше это было невозможно.

Новости и статьи

Вид

Бюджет, тыс.руб.

Нажимая на кнопку «Отправить заявку», я даю согласие на обработку персональных данных