Самый молодой вице-президент в истории российского футбола. Максим Мотин ‒ о ФК “Москва”, Мегафоне, ОИ-2014, переезде в Украину и секс-стартапе

04 августа 2020

Самый молодой вице-президент в истории российского футбола. Максим Мотин ‒ о ФК “Москва”, Мегафоне, ОИ-2014, переезде в Украину и секс-стартапе

Self-made - путь, который вдохновляет героя сегодняшнего интервью. Когда-то он его проделал сам: ещё тинейджером Максим Мотин развивал “ФК Москва” в роли пресс-атташе, затем стал руководителем пресс-службы, после - вице-президентом клуба. 

Некогда славный проект в силу известных нефутбольных причин прекратил существование в 2008 году, после чего в жизни нашего героя был пост главы академии ФК “Локомотив”, эпопея с работой в топ-менеджменте Мегафона и Олимпийскими играми 2014, переезд из России в Украину. 

По Zoom-мосту “Санкт-Петербург - Киев” управляющий партнёр Sportsoft Иван Рындин пообщался с Максимом Мотиным и узнал, чем он занимается сегодня. 

Спойлер: строительством инфраструктуры спортивного бизнеса в Незалежной, преподаванием и стартапами из категории 18+.

***

- Приветствую, Максим, рад тебя видеть, ты первый гость из-за границы! Первый традиционный вопрос: вместе со всем твоим опытом в спорте, кем ты сам себя ощущаешь?

- Я человек, ищущий чего-то нового, которому интересно работать в проектах, которые приносят результат и лично мне интересны. Процесс ради процесса - это не ко мне. Причем интересует меня не только спорт, но и шоу-бизнес, стартапы. Вообще XXI век - это век стартапов, время IT. Причем абсолютно во всех сферах!

- Работая в спорте с 18 лет, ты умудрился довольно быстро стать вице-президентом клуба, в который пришел. Какие качества тебе в этом помогли?

- Вообще мало кто знает эту историю. Я тогда пришёл к своему начальнику, Виктору Николаевичу Горлову, президенту Детской футбольной лиги, чтобы увольняться. Я работал у него в ДФЛ и газете “Труд”. Это был 2003 год. Пришел я к нему потому что у меня на руках было предложение стать пресс-атташе мини-футбольного клуба “Динамо”. Как только он увидел меня в кабинете, воскликнул “О, Макс, заходи! У тебя сегодня вечером будет собеседование!”, а время уже 18 или 19 часов. А я ребёнок, мне 18 лет только стукнуло. И я ему сказал неуверенно, что хочу увольняться. Он спросил, куда я собрался. Я ответил. Слышу: “Макс, ну какой мини-футбол, когда тебя большой футбол ждёт! У тебя сегодня вечером собеседование в “Торпедо-Металлург” у Белоуса (Юрий Белоус - президент “Торпедо-ЗИЛ”, позже - “Торпедо-Металлург” и “ФК Москва” с 2002 по 2008 год - прим.ред.). Собирайся, Восточная улица, 107 офис, через два часа тебя ждут, вот телефон”.

Это была зима, февраль-месяц, я озябший приехал в этот офис, постучался. Вижу Белоуса. Благо мы чуть-чуть были знакомы. Он со мной пообщался и из его кабинета я уже вышел исполняющим обязанности пресс-атташе ФК “Торпедо-Металлург”. Меня отвели в соседнюю комнату, а там Виктор Михайлович Шустиков день рождения празднует. Юрий Викторович меня представил так, как он это умеет делать, - оратор от бога! - и познакомил меня со всеми. Шустиков мне вручает рюмку водки и говорит: “Ну, с началом работы!”.

- Плавный заход в спорт, однако!

- Вот так из увольняющегося человека я превратился в самого молодого пресс-атташе, наверное, в истории футбола на тот период. Я начал работать и не боялся экспериментировать. 

- Позволялось ли тебе это?

- Никогда никого не спрашивал! Еще ребёнком в школе, классе в 10-м, я брал микрофон, шёл в театр, и просто подходил к людям, задавал вопросы, дома переводил на бумагу мои “интервью”. Журналисты с детства для были кумирами, богами. 

Однажды наткнулся на двух девчонок, которые мне ответили, что сами журналисты. Они шли к режиссеру театра и я попросился к ним, соврал, что я журналист детской школьной газеты. Мы два часа брали интервью у режиссера Театра на Таганке. Как сейчас помню, там был спектакль про Высоцкого. После этого двухчасового интервью я честно признался девчонкам, что обманул их, что я не журналист. Они спросили: “А что, ты хочешь им стать? Ты ведь никогда не заработаешь этим денег!”. Дали номер телефона, чтобы я им позвонил в редакцию. 

Я позвонил, затем пришел в газету “Московские ведомости”, которая позже превратилась в газету “Жизнь”. Мне сказали, чтобы я писал о чем пожелаю. А так как я увлекался спортом, выбор был очевиден.

Писал, писал, писал - но ничего не выходило. Меня правили, в меня верили, помогали. Со временем я понял, что надо писать о том, о чем не пишет никто. Стал писать статью о необычных людях, музыкантах, ездил на интервью на байк-фесты разные. Было очень смешно, когда там выставка боди-арт, а 16-летний рёбенок пытается взять интервью у обнажённой девчонки. Мои статьи стали публиковать со временем. 

В газете “Труд” запустил свой “Что? Где? Когда?”. Я просто поклонник телепередачи. Придумал так, чтобы мы задавали вопросы, читатели отвечали, а мы дарили подарки за правильные ответы. Мы получали сотни писем от людей в итоге.

Недавно я набрался смелости и написал Максиму Поташёву. Поблагодарил его за то, что 20 лет назад он меня поддержал в этой инициативе, помогал с вопросами. И он меня вспомнил!

Я уверен: надо заниматься тем, что любишь. Если есть дело, которое ты любишь, его полюбят и такие же как ты, 100%! Совет мой один: делайте не то, что понравится другим, а то, что нравится вам! Вы - паттерн поведения.

- Слушая тебя, пытаюсь понять, благодаря каким качествам, у тебя так пошло с ранних лет. Вижу, как минимум любознательность и смелость.

- Повторюсь, никогда не боялся экспериментировать. В 19 лет, когда я работал в “Москве”, была история с генеральным информационным партнёром. Тогда у всех были партнёрства или с “Советским спортом”, или со “Спорт-Экспрессом”. Но я провел исследование и понял, что наша целевая аудитория (а это были дети с родителями и подростки) читают журнал “Молоток”. Это было такое “желтое” издание, которое даже хотели запретить. В итоге, я договорился, чтобы они стали нашими партнерами. Это стало выгодно всем. Мы получили эксклюзивный выход на нашу ЦА (информация о нас была в каждом номере), а они рекламу на бортах, когда матчи показывал “Первый канал”. Win-win. Но многие этого не понимали и считали меня сумасшедшим. 

- А как ты проделал путь до вице-президента?

- Сначала и.о. пресс-атташе, потом пресс-атташе, потом, по мере роста опыта и знаний, нужен был следующий шаг. У нас был проект “Русский “Челси”, в рамках которого мы 150 болельщиков отвезли на матч “Челси” - “Арсенал” в 2003 году, у нас был чартер. Тогда же я стал главным редактором журнала Russian Chelsea. Интересная история.

Мы поехали в Лондон, меня очаровал просто антураж Премьер-Лиги, стадион, даже программки на матч. Я подумал: “Хочу так же!” И мы начали делать мегакрутые программки. Мы стали делать журнал 96-полосовой первыми в росфутболе. Коллеги звонили, жаловались, что их боссы, увидев программки “Москвы”, заставляли делать такие же!

Понимаешь, когда становится много обязанностей, ты должен нанимать сотрудников, соответственно, из пресс-атташе я стал руководителем пресс-службы. Потом директором по развитию и позже вице-президентом. Но у нас был всегда небольшой коллектив, не было раздутого штата. Так что, не придаю этому особого значения. 

Мне в своё время, еще во времена моей работы в газете “Труд”, очень помог Сергей Королёв, руководитель пресс-службы ФК “Локомотив”. Он мне позволял практиковаться, от “Труда” я ездил на памятный матч с “Галатасараем” в Стамбул, летел обратно чартером вместе с командой. Я сидел рядом с Сергеем Овчинниковым. Очень приятные воспоминания! Мне тогда лет 17 было. 

Впоследствии, уже пообщавшись, мне было легче получать какие-то эксклюзивы из команды, появилось доверие, я примелькался, меня воспринимали как своего. 

- Как круто! Какие ощущения у тебя были? Это воспринималось как должное или ты понимал, что это отчасти авансы и больше было благодарности? Как все это было?

- Все воспринималось как шанс, который нужно хватать. Не смотреть вокруг, действовать и действовать. Нужно было продолжать эту сказку.

Все, что ты делаешь - это твой будущий бэкграунд. Не стоит ожидать сиюминутного результата, так не работает, особенно в спорте. Прежде чем добиться победы, ты должен много тренироваться. Лишнего опыта не бывает.

Мегафон, ОИ-2014, “Каннские львы”

- Для меня твоё имя стало известно несколько лет назад в связке с “Мегафоном”. Я думаю, многие люди из числа спортивных менеджеров, воспринимают тебя именно в этом контексте. Работа в крупной компании часто воспринимается как идеал, как то, к чему нужно стремиться. Какие плюсы и минусы в такой работе?

- Крупные компании - это колоссальный опыт, доступ к огромному пласту статистики, исследований. Понятно, что Мегафон - одна из самых крупных компаний, это огромные возможности по поиску топовых сотрудников на каждую из позиций. Каждый день ты имеешь возможность общаться с профессионалами абсолютно в разных областях. Я жалею, что знаний, которые я получил в Мегафоне, у меня не было в ФК “Москва”. Оглядываясь назад, я понимаю, что мы сделали очень многое, но еще больше мы не сделали. Сейчас бы я на процентов 80 поменял то, что я делал в “Москве”. И делал бы более научно, с привлечением большего числа маркетинговых инструментов.

Очевидные плюсы работы в крупной компании - это возможности. Минусы - тяжело делать проекты. Чем крупнее компания, тем сложнее принятие решений. 

Второй момент: сложность делать точечные проекты. Мегафон в этом плане начал развиваться раньше чем все остальные. Например, шикарный кейс был во время чемпионата мира 2018 с кокошниками. Очень оперативно сработали, просто супер! 

Чаще же всего в крупных компаниях происходит всё долго, много времени тратится на совещания, встречи, и очень мало возможностей просто сесть и покреативить. У меня были такие “депрессии”: 24/7 занят, весь в делах, еще на сотню писем нужно ответить, а по факту ты за полгода ничего не сделал. Ну, вот и думаешь: а зачем это всё? 

- А какая у тебя должность была?

- Я работал в пиаре. Сначала работал руководителем социальных и благотворительных программ, потом - руководителем бизнес-коммуникаций. 

- Как внутри такой большой компании ставятся задачи руководителю направления? Как внутри происходит осознание важности того или иного направления и как это превращается в KPI?

- Тут три направления. Бизнес-направление - это коммерческие проекты, которые влияют на имидж и бизнес. Второе направление - социальные и благотворительные программы. Третье - проекты, которые просто нужно проводить, скажем так.

Я пришел в компанию тогда, когда она уже была спонсором Универсиады, Олимпийских и Паралимпийских игр в Сочи. Я приходил, чтобы усилить спортивное направление. Мегафон, если посмотреть и вспомнить, что было в 2012-2013 году, не был лидером мобильной связи в России и многим не воспринимался так. Он был где-то даже третьим. Cтатистика в b2b была очень печальная.

- Рулил МТС в b2b?

- Да, МТС был недосягаем. Все крупные компании работали с МТС, не воспринимая Мегафон как корпоративную связь для себя. Когда Мегафон стал спонсором ОИ-2014, это позволило кардинально изменить отношение к компании. Та работа, которая была проделана, позволила показать важность бренда. Если Мегафон доверили Олимпийские игры, то свою компанию вы можете доверить 100%. 

- На каком уровне принимается это решение, что нужно перепозиционировать себя? Кто стоит за этим шагом?

- У Мегафона в этом плане был очень крутой специалист, Тигран Погосян, который вел олимпийский проект. Он жил этим. Мы понимали, что 2014 год будет поворотным, будет годом внедрения и демонстрации LTE, возможностей 4G. 

Самый распространенный негативный вопрос, который задавали относительно спонсорства: мол, вот вы кучу денег потратили на ненужную Олимпиаду. Ты должен находить, что ответить, чтобы не уронить имидж компании.

Тут очень помог опыт Олимпиады 2012 года. Там Bridge Telecom был спонсором и им задавали точно такие же вопросы. И они публиковали статистику просто: количество отложенных контрактов, количество денег, которые оператор заработал за счёт ОИ, отбили инвестиции за год-полтора. Нам это тоже помогло. Мы тоже демонстрировали на уровне цифр, что за счёт Олимпийских игр Мегафон очень сильно вырос в b2b. 

- Сколько денег потратил Мегафон на эту кампанию, или это секрет?

- Слушай, это не секрет, мне просто тяжело сейчас вспомнить цифры точные. Цифра она публична, её можно найти. Был контракт с Ростелекомом, контракт был поделен пополам, плюс там была часть, которая платилась деньгами, а часть - инфраструктурой. Нужно же было строить её, все эти базовые станции, для вещателей и т.д. Была задача: чтобы Мегафон стал видимым игроком на этих Олимпийских играх. Поэтому отдел маркетинга придумывал разные концепции, как сделать так, чтобы нас заметили. И так родилась история с Мегаfaces, которая принесла номинацию и победу на “Каннских львах” (“Каннские львы - фестиваль, который считается наиболее авторитетным в мировом рекламном бизнесе - прим.ред.). Мы с этого получили колоссальный пиар.

“Я верю в сделки, где для бизнеса есть прямой коммерческий эффект. Имиджевые сделки будут сходить на нет”

- Нас читают и слушают люди, которые не работают на уровне Мегафона или Олимпиады, а занимаются менеджментом в небольших спортивных организациях. Они хотят так или иначе привлечь спонсоров и партнёров. Как ты считаешь, есть ли у небольших компаний возможности сотрудничать с крупными?

- С очень крупной компанией у локальной компании напрямую сотрудничать шансов практически никаких. Но. У каждой крупной компании есть представительство в регионах, есть офисы. Вот с региональными офисами сотрудничать не составляет никаких проблем. 

- А можешь привести примеры?

- Дай подумать… Помню, клуб из КХЛ сотрудничал с нами. Мы были их главным оператором. Также мы немного поддерживали Академию Леонида Слуцкого в Волгограде. Дарили планшеты, другую поддержку оказывали. С КАМАЗом было партнерство, поддерживали старты биатлонистов. Это я сейчас пытаюсь вспомнить только региональные проекты. Федеральных спортивных проектов у Мегафона было больше, их все знают. 

- А в чем была мотивация делать это для Академии Слуцкого?

- Тут комплекс причин, как любит говорить Леонид Викторович (смеётся). Я знаю, в какой ситуации оказалась школа, и мне кажется, поучаствовать в этой истории просто через подарки, призы, которые стоят не так дорого, возможность интегрироваться с лучшим спортивным проектом города на тот момент - это выгодно для компании. Плюс хотелось помочь Леониду Викторовичу с его школой в той ситуации, в которой она оказалась. 

Еще в Нижегородской области заливали каток зелёного цвета, в цвета Мегафона. Кто-то может сказать, что бред, но об этом написали все, это привлекло внимание.

Несколько лет мы были спонсорами катка на Красной площади. Из года в год мы делали там мероприятие для журналистов, партнёров. Создавалась неформальная обстановка, идеальная для b2b. 

- Как узнать, что крупной компании интересно в плане спонсорства? Как выстроить диалог правильно?

- Прийти и спросить.

- Вот так?

- Да. Все эти люди - специалисты пиара и маркетинга - публичные, обращайтесь к ним и там вам точно скажут, что интересно.

Я точно знаю одно: если вы заинтересованы в налаживании спонсорских коммуникаций и отправите одну презентацию всем подряд, то 99,9%, что её не посмотрят и вам не ответят. Если вы действительно готовы работать с той или иной компанией, то потратьте пожалуйста время. 

Вы же хотите, чтобы человек открыл презентацию, прочитал её, потратил своё время? 

- Значит потратьте своё время!

- Вот именно. Зайдите на сайт компании, посмотрите её спонсорскую политику, ценность, которую она стремится донести до людей, что для неё важно, и составьте презентацию с учётом этих требований. Я сужу по своему опыту: я на общие презентации даже не реагировал, но готов был всегда встречаться и идти навстречу реально заинтересованному человеку. Уделять время, рассматривать идеи, приглашать целые отделы. Вот этот вариант мне гораздо ближе.

- Вот у нас есть платформа Join Sport, на ней работает больше 200 футбольных и хоккейных лиг, каждая со своей аудиторией, за год больше миллиона посетителей. Возможно ли партнёрство с крупным игроком у такой организации?

- На мой взгляд, да, конечно. Но нельзя действовать топорно: например, просто предложить перейти своим клиентам на Мегафон. У всех уже есть свои операторы, это им неинтересно. 

Но есть, например, если мы говорим об Украине, мобильный банк SportBank. У них фишка: 10% кэшбэка на все покупки, связанные со спортом. Если сделать так, чтобы пользователь, взаимодействующий в финансовом плане с вами, потратил 5 минут времени на установку приложения, выгоду приобретают все. При таком кейса ваш сегмент уже становится мегаинтересным для компании. Я верю в сделки, где для бизнеса есть прямой коммерческий эффект. Имиджевые сделки будут сходить на нет.

“Бюрократия - необходимое зло для крупной компании, но мне важна личная свобода”

Какой поворот был самым сложным в твоей карьере? Кстати, почему ты ушел из Мегафона?

- Это то, о чем я уже говорил: ты тратишь кучу времени, постоянно занят, но твоих проектов нет, в крупной компании их не может быть, это всегда проекты огромного количества людей. Даже если ты придёшь с интересной идеей - пока она пройдет всех юристов, финансистов, всех-всех-всех, она уже станет не твоей идеей. При этом она может даже стать лучше, я признаю, так как прошла через специалистов. Но она уже не твоя. В какой-то момент происходит эмоциональное выгорание, когда ты сам уже ничего не можешь придумать. Есть агентства, которые придумывают за тебя, делают за тебя, а ты превращаешься в человека, который ставит задачи и перекладывает бумажки. Это скучно. Я всегда лез в другие проекты.

Например, мы с другом Александром делали проект футбольной команды ШКИД. Это команда выпускников детских домов, там играли 63 пацана в общей сложности. Я договаривался с чемпионатом Москвы об их участии, они обыгрывали “Трудовые резервы”, которые тренировал сын Тарханова, ребят, которые занимались с детства в футбольной школе. Я вот тогда сидел на трибуне и кайфовал. При этом это был социальный проект, мы тратили свои деньги, нанимали людей, которые учили ребят писать резюме, проходить собеседования. Старались находить им работу и так далее. Это вот реально круто: видеть, как парень социализируется. Это то, что можно после себя оставить. 

У меня всегда было много проектов и идей, я никогда не был покладистым командным игроком. Я люблю риск, мне важен финальный результат. Бюрократия нужна, особенно для крупной компании, это необходимое “зло”, но мне нужна личная свобода. Я даже к психологу ходить в какой-то период времени начал. Ничего не радовало. Хотя у меня есть всё, казалось бы… Квартира в Москве, машина, деньги, я могу ходить в рестораны, путешествовать. Но приедается всё. В итоге я ушёл из компании. Прошла неделя и я почувствовал себя самым счастливым человеком. 

Украина, состояние спортивного бизнеса, кто №1 в индустрии

- Как в твоей жизни возникла Украина?

- Очень просто. Я наполовину украинец. Всегда любил Украину и всегда сюда приезжал. Знаешь, не хочется ударяться в политику...Я скажу так. Политика в России - знаю это, так как дважды был депутатом в Печатниках - она тяжёлая, когда ты идёшь не по общему пути. Я по другую сторону баррикад. Мне были закрыты многие дороги из-за моей политической позиции.

Однажды я просто понял, приехав в Киев, что не хочу возвращаться.

- Что ты увидел в украинском спортивном бизнесе, чем он отличается от российского?

- Он в гораздо худшем состоянии чем российский. Фактически в Украине нет ни одной программы подготовки для спортивных менеджеров. В Россию после 2014 года ездить учиться стало невозможно для них, европейские программы очень дорогие. До 14-го года был некий обмен опытом в рамках Единой лиги ВТБ, КХЛ, но это всё тоже прекратилось. С экономикой сложно, понятное дело. В итоге часть специалистов уехали в поисках лучшей жизни, часть сменили направление деятельности. 

Профессионалов спортивного бизнеса здесь осталось очень мало. Стало понятно, что это колоссальная ниша. Я с 2004 года преподавал в различных университетах, вёл спортивный менеджмент на журфаке МГУ. Еще тогда я написал программу, по которой и работал. Мы познакомились здесь, в Киеве, с ребятами, я стал программным директором Конференции спортивного бизнеса, которая должна была состояться в апреле в Киеве, но из-за карантина, к огромному сожалению, она перенеслась.

- В онлайне не стали проводить?

- Не стали. Но после этой конференции мы планировали запустить оффлайн-школу в Киеве. Так как всё это отменилось, я решил сделать курс спортивного менеджмента в онлайне. Уже больше двух месяцев эта история длится.

- Насколько было сложно набирать людей? Большой спрос?

- Мне все говорили, что это никому не нужны. Денег, мол, в индустрии нет, инфраструктура плохая… Все это я уже проходил в начале 2000-х, когда приходил студентом с горящими глазами. Я знаю, что такие люди есть, им просто нужно дать возможность. Сейчас на курсе учится 70 человек из 9 стран. Думаю, это отличный результат.  

- Конечно, очень даже.

- Учатся настолько разные люди, не поверишь. Игрок сборной Украины по баскетболу учится, футболисты из Премьер-Лиги России и Беларуси, хоккеисты, ребята из пятиборья, руководители спортивных объектов. Конечно, также учатся и те, кто нигде не работает, а только мечтает работать в спорте. Я уверен, что есть несколько человек уже сейчас, кто готов в будущем работать в спортивной индустрии. Я ни секунды не сомневаюсь. 

- А ты следишь за опытом российским? У нас же тоже трансформация в активной фазе.

- Конечно. Слежу, изучаю! Российский опыт, особенно если говорить о клубах из регионов, очень релевантен для постсоветского пространства. У меня много лекторов из бывшего СНГ и Восточной Европы. 

- Один из классических моих вопросов: за кем ты следишь из спортивных менеджеров? Кто тебе интересен? Из России или Украины.

- Могу назвать по три.

- Прекрасно!

- Run Ukraine и Виктория Веремеенко. Шикарный поток идеи с марафонами, забегами. Они продали на этот год все возможные слоты с точки зрения спонсоров. У них фантастические идеи. В этом году все медали должны быть в форме “Кобзаря” Тараса Шевченко. Они огромные молодцы.

Юрий Шаповалов. Шикарнейший кейс, который он делал с фехтовальщицей Ольгой Харлан. С неё сделали куклу Барби, которая продаётся по всему миру теперь.

Алексей Брага. Украинская хоккейная лига. Тяжело развивать хоккей в Украине, но он это делает, проводит огромную работу на морально-волевых, часто без денег, а по бартеру. Он молодец. В футболе работать гораздо проще, поэтому я даже не беру в расчёт. 

- Теперь Россия.

- Здесь у меня есть предвзятость, потому что я со многими работал лично.

Так как вопрос о тех, за кем я слежу, а не кого считаю лучшими, отвечу так: например, очень слежу за успехами Елены Малаховой. Уверен, что ты не знаешь её, но я помню эту девочку, которая пришла в пресс-службу ФК “Москва” со словами “Я хочу работать”. Как это было и у меня. 

У меня тогда для всех было одно и то же задание. “Вот дублёры - иди с ними делай интервью, отчёты, всё то, до чего у нас не доходят руки”, - говорил я. Она начала работать и очень здорово себя зарекомендовала, мы её взяли в штат. Потом, когда футбольный клуб “Москва” закрылся, я позвонил ей, Сергею Аксёнову в ЦСКА, порекомендовал Лену как классного специалиста. И она начала там работать. Много лет проработала там в отделе маркетинга и сейчас перешла на работу в киберспорт. Человек сделал карьеру. Это пример, когда человек пришёл с улицы, чего-то хочет и добивается. Многим мы давали возможность и они себя не реализовывали.

Второй человек, за кем я слежу - Марина Клычева. Она в 2003 году пришла к нам работать на ресепшн, отвечать на звонки. Она начала трудиться, вскоре перешла на работу в спортивный отдел футбольного клуба. Сейчас она работает в баскетбольной лиге ВТБ, занимается логистикой судей и так далее. Умничка! 

Слежу за Сашей Савраевой, прекрасное интервью у тебя было с ней. 

На самом деле, много людей. Александр Толстиков, президент португальской “Лейрии”, сто лет дружим с ним. Олег Яровинский, Антон Евменов, Леонид Слуцкий, Ирина Баранова... Мне тяжело, повторюсь, так как много людей, с кем я работал и кого знаю с самой положительной стороны. Боюсь кого-то выделить и кого-то не назвать. 

- А кто самый сильный менеджер в спортивной индустрии?

- Думаю, что это Дмитрий Сергеев. Он двигает индустрию, это мегатоп. Одно время мы с ним ругались, были в неважных отношениях, так как когда я работал в “Москве”, мы пытались забрать себе “Торпедо”, а он как раз занимался развитием еще одного “Торпедо-ЗИЛа”. Сейчас уже с юмором это всё вспоминается.

Дима - это топ-специалист. Думаю, что после проекта в СНГ он перейдет работать в Европу или США. 

- Согласен. Надеюсь, Дима нас услышит. Последний вопрос: как ты считаешь, какое вообще будущее у спорта в России, в Украине, вообще в мире?

- Я думаю, что спорт еще больше инкорпорируется в нишу развлечений. 

IT-технологии побеждают, поколение Z мало заинтересовано спортом в классическом виде. 

Спорт должен будет меняться, должны будут интегрироваться десятки, сотни стартапов, связанных с трансляциями, геймификацией, статистикой, с возможностью влиять на матч, результат. Я ожидаю, что стартапы захватят спорт. 

Сейчас я сам делаю стартап. Правда, он связан не со спортом, а с темой секса - InLovery. Это секс-квесты, которые помогают снять барьеры в обсуждении темы секса, разнообразить эту часть своей жизни, подсказать оптимальные секс-игрушки и так далее. В марте выиграл место в испанском акселераторе стартапов Demium и вот в рамках этой истории делаем с партнером стартап. Если что, скоро будем давать людям приложение на тест. Если есть желающие тестить - пишите (смеётся).  

- Интересно как!

- Вообще область стартапов - это крутейший новый мир, всегда думаю: “Где же я раньше был?!”. Но ничего, у меня еще все впереди. В том числе и в спортивной индустрии. 

Слушать на Soundcloud

Cлушать на Яндекс.Музыке

Слушать на PodFM

Cлушать на Apple Podcasts

***

Читать другие интервью спецпроекта #людиспорта:

Ярослав Мешалкин, директор по развитию EsForce

Елена Скаржинская, эксперт по киберспорту и интеллектуальным видам спорта

Александр Ким, глава отдела развития ФК "Сочи"

Александра Савраева, директор по развитию "СБК. Спорт Бизнес Консалтинг"

Андрей Дейнеко, спортивный менеджер и функционер

Иван Катанаев, директор по глобальному развитию Sportrecs

Александр Прудников, футбольный менеджер

Артём Милаков, глава Strategium, Спорт как бизнес

Илья Штеблов, спортивный директор ФШ "Юниор", MetaFootball

Вид

Бюджет, тыс.руб.

Нажимая на кнопку «Отправить заявку», я даю согласие на обработку персональных данных