“Любое развитие возможно только через боль и провалы”: большое интервью с основателем FITLOVE Александром Руденко

30 сентября 2020

“Любое развитие возможно только через боль и провалы”: большое интервью с основателем FITLOVE Александром Руденко

Восток, как известно, дело тонкое. Дальний Восток - тем более: отрезанная на тысячи километров, почти другая страна, она живёт по своим правилам игры, хотя люди там удивительно похожи на нас. В этом вообще феномен России: уехав на другой конец Евразии, ты встречаешь те же лица, тот же менталитет, тот же запрос на справедливость. 

Поэтому интервью с основателем FITLOVE, генеральным продюсером “Боя директоров” и Modern Fighting Pankration (MFP) Александром Руденко получилось откровенным и информативным. 

Управляющий партнёр Sportsoft Иван Рындин узнал от собеседника, как это - создавать и развивать передовые спортивные проекты на Дальнем Востоке, кардинально сменив сферу деятельности и образ жизни после 30 лет.

***

- Привет Александр, ты самый далёкий гость на сегодняшний момент. В каком городе ты сейчас находишься, расскажи.

- Приветствую, Иван! Действительно, нахожусь далеко, в данный момент я в городе Хабаровск. 

- Город с пятитысячной купюры… Всегда было интересно: чем еще славен Хабаровск? Что ты слышишь от своих коллег и друзей?

- Ты знаешь, мы на самом деле одно время пытались себя позиционировать перед москвичами. Допустим, Владивосток славится мостом и ресторанами, а Хабаровск, как ты правильно сказал, это город с пятитысячной купюры, ну и мост через Амур, рыба, икра - вот, наверное, что нужно отметить о Хабаровске. Сейчас еще добавились протесты, Фургал. Сегодня, конечно, протестная история главная.

- Давай перейдем к основной части нашего разговора. Мой традиционный вопрос: кто такой Александр Руденко? Чем ты занимаешься и как ты себя ощущаешь в этом мире?

- Великолепно ощущаю! Мне очень хочется расширяться и реализовываться еще больше. Если мы говорим в контексте спорта и фитнеса, то у меня довольно таки извилистый путь: я не из спорта, я не из фитнес-индустрии. 

Начиная с 28 лет, я был осознанным предпринимателем. У меня была крупная сеть общественного питания в Хабаровске: столовые, пиццерии. Потом эта история после 7 лет развалилась, по этому поводу написаны книжки про банкротство, проводились мастер-классы. Причем я этим делился тогда, когда это еще не было модно. 

Потом извилистыми путями я пришел к такому внутреннему вопросу: а не создать ли проект в области фитнеса спорта и вообще для физкультурников, таких как я? 

Я объединил свой предпринимательский опыт, спортивные увлечения и провел тестовый фестиваль в 2018 году. Он зашел очень успешно. На Дальнем Востоке тогда такого никто не делал. Да и сейчас не делает.

Помимо этого я являюсь директором по развитию одного бойцовского промоушена, который здесь, на Дальнем Востоке, один из крупнейших - речь о федерации современного панкратиона. 

Я делал телевизионное шоу, которое стало номинантом на “ТЭФИ-регион”. Знаешь как это было? Мы брали четырех предпринимателей, которые в течение 3 месяцев учились единоборствам, а потом два финалиста выходили в финал на 7-тысячную аудиторию. Нас транслировал “Матч! Боец”, попали в новогоднюю нарезку телеканала “Матч!” как один из самых зрелищных эпизодов года. Представляешь,предприниматель-повар, колоритный такой, с животом, в форме мясника выходит - и все это при семи тысячах зрителей! 

Если же отвечать на вопрос, кем я себя ощущаю сегодня, то сейчас я а) спортивный функционер б) я продюсер спортивных проектов в) делаю общественные проекты, который мы реализуем в Приморском и Хабаровском краях, Екатеринбурге, и планирую двигаться в западном направлении. Наверное, так.

“Предпринимательство - это с детства. Однажды чуть не посадили за продажу вертолётных лопастей”

- Давай пойдем последовательно, чтобы полную картину составить. Мне кажется, очень интересная предпринимательская история. Вообще в спорт мало людей приходят, имея спортивный бэкграунд. 

Чаще всего ведь как: человек в профессиональном спорте зарабатывает и инвестирует во что-то, но знаний именно для предпринимательства нет, так как не было времени учиться во время молодости, потому что спорт засасывает. Поэтому у нас предпринимательство в спорте составляют люди, пришедшие из других сфер. 

Ты можешь рассказать про свой первый предпринимательский опыт? Как ты сформировался?

- Предпринимательство - та история, которая началась с детства. Помню, что на втором курсе университета не хотелось ничего видеть касаемо учебы, но при этом мы хотели продавать всё. Мы нашли какой то гараж с электрооборудованием - мы продавали электрооборудование. Какой-то товарищ предложил вертолетные лопасти - мы продавали вертолетные лопасти. За которые, к слову, нас чуть не посадили, потому что стратегический материал, Федеральная служба контрразведки, ТИТАН, все дела. 

- Это по сколько лет вам было?

- 20-21 год где-то.

- Так.

- Вот в этот момент у нас не было ни курсов, ни книжек, ничего. Мы на тот момент просто брали и продавали. Прикольно было. Потом волею судеб попал в наёмную работу, причём на крутую должность. Вот это наверное меня окончательно выдавило в предпринимательство. Тогда, когда мне было 27 лет, я открыл первое кафе “Масленица”. Эту блинную мы развивали, ошибались, но шли вперёд.

- А где ты брал деньги на развитие бизнеса?

- Всё просто: потребительский кредит в Сбербанке, 700 тысяч рублей (смеётся, прим.ред.).

Ну это серьезный шаг, особенно для стартового бизнеса, когда особо не понимаешь что к чему.

У любого предпринимателя достаточно сильно занижен и сбит болевой порог. Эти риски, которые у людей не из предпринимательства просчитываются. А вот предприниматели, во всяком случае, те, которых я знаю...

- Безумцы?

- Да! Свободно вступающие в зону неопределенности,скажем так. Потому что прикольнее сделать, чем не сделать. В общем, сначала одно кафе, потом другое, потом это выросло до 11-12 предприятий, а потом всё рухнуло. 

- За счёт чего у тебя получалось взращивать этот бизнес?

- Это были самые обычные личные амбиции. Хотелось быть быстрее, выше, сильнее. Этот тот момент, когда не можешь не делать: тебе хочется не два предприятия, а три. Были забавные истории, когда я открыл заведение из-за страха: когда возникла угроза, что самое прибыльное предприятие закроют, я открыл через километр такое же. И оно было успешным. 

Мотивы были разными, а деньги не были определяющим фактором. Это был вопрос самореализации. Хотелось что-то создавать.

“Мы споткнулись, мы ошиблись - вот только тогда мы начинаем думать”

- Ты написал целую книгу про провал, как раз про эти 12 предприятий.

- Да, и здесь вот какой момент хотел отметить. Там не было страшилок вроде “пришли налоговые органы и всё прикрыли”. Эта история о развале и падении бизнеса длилась почти три года. Представь себе банку с чистой водой, куда по капельке добавляют чернила. Не сразу, но незаметно вода становится чёрной. Вот так было и здесь. Каждый предприниматель проходил кассовые разрывы, закредитованность, трудности с сотрудниками и многое другое.

Почему это произошло в моём предпринимательском опыте? Неумение обращаться с деньгами - это и про управленческую отчетность, и про кредитные ресурсы. И второе - кризис 2013-2014 годов. Наш оборот просел на 30%. Вместо того, чтобы убирать отмирающие предприятия, я пытался их спасти. Что я бы пытался сделать сейчас? Забил бы, да и всё, напряжение привело к ошибкам. 

- Мне кажется, что подобного рода книги учат думать, перекладывать чужой опыт на себя и правильно сформировать своё отношение к тому или иному, в этом их огромная польза. Какое отношение ты сформировал к провалам? Как не падать духом, когда всё пошло прахом?

- Я изучал многое, что касается провалов. Это и в контексте моего предпринимательства, плюс общался с теми кто каким-то образом выбирался из ситуаций. Ты смотришь на весь мир и находишь точки опоры. Это ведь не только бизнесовый кризис, но и личный, понимаешь. Рушатся твои амбиции, в моем случае еще и семья, окружение. Ты регулярно задаешь себе вопрос: “А не мудак ли я?”. Как говорят окружающие. 

Мое отношение к провалам: любое развитие только через боль! Мы споткнулись, мы ошиблись - вот только тогда мы начинаем думать. Я знаю крайне мало примеров, когда человек вырастал в тепличной среде, когда вот хорошо, а ему надо еще лучше. В большинстве же случаев действует волшебный пинок.

Давай даже посмотрим на дивный 2020 год. Большинство людей поменяли свои бизнес-модели. Либо ты меняешься, либо ты умираешь. Вариантов других нет.

Моё отношение к провалам только положительное.

- Как ты пришел в спорт?

- Я любитель спорта. Я в 30 лет, будучи таким уже слегка обрюзгшим чуваком, купил себе первые кроссовки, до этого вообще ничем не занимался. Купил себе абонемент в модный спортивный клуб, поднимал гантельки, два года туда ходил, а потом понял, что тренажерка - это скучно. Потом я пошел в бокс, потом тайский бокс, потом ММА, потом я обнаружил себя занимающимся в профессиональной группе спортсменов, которые готовятся к большим турнирам. 

Это случилось в момент моего падения, поэтому я думаю, что здесь пазл сошелся. Куда-то нужно было выплескивать агрессию. Мне много раз зашивали лицо, я скатывался во сне с кровати от телесной боли, но при этом внутри мне было хорошо. Этот путь занял 8 лет. А потом мне все это захотелось объединить и возглавить.

- И какой был первый шаг?

- Нужно понимать контекст всего этого. Вот есть я - разбитый, раздавленный, без денег, вообще без всего. Лежу где-то на окраине города в квартире и не понимаю, что делать. Прям жопа-жопа. 

И в этот момент я понял, что у меня есть знакомая в Сочи, которая делает крутейший гастрономический фестиваль GASTREET. Со всей России туда съезжаются профессионалы спортивной отрасли, тусят там и все такое. И я так вдохновился этой историей внезапно,что подумал сделать нечто подобное в фитнесе и для спорта. В итоге мы начали этим заниматься, у меня вырастает в голове город-сад, я чётко понимал, как хочу все видеть. 

И просто удивительно, как всё сложилось дальше. Когда я приехал в 2017 году и начал это проектировать, имея перед глазами только личное видение, я и не мог подумать, что фестиваль в 2018 году идеально воплотит в жизнь то, что я подумал. Вот прям именно то! Идеально, до деталей. Это было откровение, потрясение.

- А как ты от состояния овоща, который лежит в квартире в течение года не знает чем заняться, перешел к активной деятельности, к возрождению? Как ты нашел силы, деньги, людей в команду? Это ведь самый интересный момент в предпринимательстве.

- Я постоянно слушал себя и пытался понять, есть ли у меня этот зуд что-то делать. Я понял, что этот зуд нужно переводить в конкретные шаги. 

Это челночная дипломатия. Я прихожу в клуб World Class во Владивостоке и говорю: “Хочу сделать офигенный фестиваль!”. А мне говорят, мол, кто я такой вообще. Дальше я говорю, что сделаю фестиваль на ДВФУ - это крутая площадка! - и со мной Денис Семенихин, этот замечательный и всем известный фитнес-видеоблогер с улыбкой кентавра. Услышав это, они задумались.

Затем я иду в ДВФУ и говорю им, что со мной World Class и Семенихин. Потом я иду к Семенихину и говорю, что со мной World Class и ДВФУ. 

И всё. Дальше начинается сращивание к единому центру. Денег не было вообще. Они стали появляться только после привлечения партнёров.

“К нам на фестиваль приезжает народ и говорит, что нигде столько красивых поп за один раз не видел!”

- Классный метод, мне он хорошо знаком. Скажи, а что тогда представляла из себя фитнес-индустрия? Не было ничего подобного на рынке? Почему ты выбрал именно этот формат?

- И сейчас ничего подобного нет. Формат родился с GASTREET. Формат выбора места, которое можно превратить в экосистему. Я нашел такое место в ДВФУ (Дальневосточный федеральный университет, прим.ред.). Куча кампусов, там проходят крупные политические и экономические форумы, очень модное и крутое место. 

В каждом городе существуют организаторы фитнес-конвенций. Узкопрофилная история. 150-200 человек даже в городах-миллионниках. Когда я только начинал этим заниматься, в меня и проект никто не верил, крутили пальцем у виска, но вместо ожидаемых полутора тысяч человек мы собрали почти три тысячи! Может быть, это не очень много, но у нас билеты стоили от 3 до 15 тысяч рублей.

Как правило, люди которые не верят в такие инициативы, далеки от маркетинга, они далеки от выстраивания даже простых цепочек, таких как рассылки и медиаплан. У нас в этом плане в стране всё на зачаточном уровне.

- Что это за мероприятие? Расскажи о фитнес-фестивале.

- Представь огромную фитнес-тусовку. Есть главная сцена, где постоянно что-то орёт, звездные спикеры выступают. При этом у тебя есть еще больше 20 площадок на различные тематики: кроссфит, единоборства… Всё это работает одновременно, есть расписание. Постоянные экскурсии, в ночной Владивосток или на рассвете побывать на острове Русский. Вечером дискотека. Ты постоянно варишься с людьми, общаешься, развлекаешься, обучаешься. 

- Опиши профиль человека, который приходит на такое мероприятие и отдаёт деньги?

- У нас есть несколько категорий. Профессионалы есть, для них есть соответствующая программа, но основной костяк составляют обычные люди, которые 2-3 раза в неделю занимаются спортом. Фестиваль - попасть в среду людей с аналогичными ценностями. Условно: я качаю ноги, а они у меня не сильно растут. Проблема. И вот есть Стас Линдовер (чемпион Европы по классическому бодибилдингу, прим. ред.), который ответит на любой вопрос, выделит время и пообщается.

Или там будет соревноваться команда, где я смогу показать удаль молодецкую и попробовать жать больше чем другие. Фановая история.

Либо можно просто приехать и полюбоваться на девчонок. У нас самая большая концентрация красивых девчонок на Дальнем Востоке. Ну, реально, нигде столько нет! Приезжает народ и говорит, что нигде столько красивых поп за один раз не видел! (смёется, прим.ред.)

- Есть ли сайт у фестиваля?

- Да, конечно, fitlove2020.ru. Все мероприятия мы переносим на 2021 год, хотя изначально планировалось на октябрь. Но мучить сами себя и людей не будем. 

- Есть ли подобный опыт в центральной части России, изучал ли ты его? И чем вообще отличаются индустрии?

- В западной части если и есть что-то похожее, то, пожалуй, SN PRO EXPO в Москве но это больше выставочная история. Пришли, походили, ушли. У нас же есть экосистема. Я изучал опыт, нахожусь в постоянном диалоге с общественными организациями. В регионах, на мой взгляд, фитнес-бизнес в состоянии, аналогичном ресторанному в начале нулевых. Когда все открывали рестораны, потому что их открывали другие, мол, почему бы и нет. То же самое и здесь. 

Только сейчас фитнес-бизнес учится зарабатывать деньги. Зачастую квалификация кадров крайне низкая, знание бизнес-процессов крайне низкое, народ барахтается как может.

- Ты сейчас в этом видишь больше возможностей для себя? Какие выводы из этого ты делаешь?

- Я понимаю , что количество увлекающихся спортом растет. Я в первую очередь ориентируюсь не на индустрию, а на этих людей. Людей, которые любят себя, свое тело, заботятся о своем здоровье и регулярно посещают зал. Общаясь с западными коллегами, я понимаю, что фестивали в США и Европы ориентированы как раз на эту аудиторию. Это мне кажется правильным и перспективным. Ориентироваться же на фитнес-индустрию мне не кажется правильным - я попросту замучаюсь ждать.

- Говоря о западной аудитории, планируешь ли ты делать мероприятия в онлайне?

- Зачем?! Пока мы всё делаем в оффлайне. В онлайне нет того драйва, энергии, единения, которые мы получаем в оффлайне. У нас есть обкатанный вариант с фестивалем на Дальнем Востоке, есть более мелкие форматы, которые мы называем FITLOVE Rave, которые можно проводить в городах любой численности. Это отдельные мероприятия на 2-3 часа.       

Будем захватывать новые города. Концентрация людей на Дальнем Востоке крайне низкая в сравнении с западом России. 

Жители западной части России не ценят того, что до любого города - 500-600 километров, вы все близко друг к другу. Для нас любая поездка - это тысяч километров, транзитные рейсы. После того, как ты всю жизнь прожил в 8-часовом “плече”, это поражает, насколько западу комфортнее. 

- Из скольких людей состоит твоя команда?

- Есть разрозненные постоянные люди, их человек 15. Но каждый раз команда собирается под проект. Есть люди из Хабаровска, Владивостока, Екатеринбурга, Сочи, Москвы. Они закрывают все компетенции,  начиная от фитнес-директора до фотографов и видеографов. У меня есть в голове реальная картина того, что должна быть постоянная команда, генерирующая поток информации.

Поэтому, пользуясь случаем, обращаюсь к читателям: есть ли творческие замечательные люди, которым не безразличен фитнес, пишите мне в Фейсбуке, либо в Инстаграме, буду рад общаться!

“Люди сильно переоценивают то, что они могут сделать за год, и сильно недооценивают, что могут сделать за 10 лет”

- Насколько ты знаком с тем, что происходит в группе Артема Милакова Strategium Conference? Я заметил, что у вас схожие процессы: у них тоже команда из 12 человек, которые организуют деловые мероприятия в спорте. Возможно их опыт мог быть для вас интересен, коллаборация какая-нибудь напрашивается. Они сейчас самые продуманные ребята, формирующие спортивное сообщество бизнеса в России.

- Я их знаю, с Артемом даже общался в Фейсбуке. Я видел, что они делали во время пандемии. Они одни из немногих, кто системно подошел к вопросу, они максимально засеяли свою “поляну”, собирали контакты, делали настолько все грамотно и четко, что остаётся только руками развести и восторгаться. Это действительно полезный контент, это не онлайн ради онлайна. Наблюдаю за ними и знаю, что они делают.

У нас уже есть договоренность тоже с очень хорошими ребятами из Фитнес Эксперт, с управляющим директором Максимом Бабошиным. Они красавцы: Артем, Максим и Илья Коноплев грамотно “окучивают” фитнес-индустрию. У нас уже есть предварительные планы.

Буду рад в будущем взаимодействовать с Артемом Милаковым.

Есть еще момент. Называется комплекс провинциала. Когда ты размахиваешь руками в Москве и рассказываешь, как всё круто на Дальнем Востоке, но справедливо слышишь в ответ: “Чувак, до вас 8 часов лететь, там народу нет, это совсем другое”. И, возвращаясь из Москвы домой, ты понимаешь, что это, блин, правда. У нас реально мало людей. И мы крайне далеко находимся. При всей моей любви в Дальнему Востоку, я не могу не признать это.

- Не было ли у тебя желания двигаться с проектами западнее?

- Конечно! Одно из планируемых мероприятий в Екатеринбурге - как раз-таки шаг на пути к этому. 

- А есть ли какое-то взаимодействие по линии АТЭС с Японией, Китаем, Малайзией, Индонезией? Туда ведь лететь меньше чем до Москвы.

- Это иллюзия. Как один из руководителей крупнейшего бойцовского промоушена Дальнего Востока, я могу говорить предметно. Мы проводим крупные турниры. Когда Fight Nights только появлялись, мы уже собирали по 7 тысяч человек арены, к нам приходили семьями. Люди приходят на события.

Мы пытались “заходить” на корейские, китайские промоушены, взаимодействовать с Азией. Итог следующий: это очень сложный переговорный рынок. Там тебя так “выжмут” на переговорах, что ты это не сразу поймешь. Технологичнее они дальше чем мы. Чтобы ты понимал, приведу пример. 

Вот мы сидим на турнире, у нас на турнире в качестве почетного гостя в жюри президент крупнейшей китайской ассоциации KunlunFight, а от нас - организатор, он же  переводчик, один из наших ребят. Мы стебёмся, что в Китае нет Youtube, что там он там вообще транслирует? Во-первых, у них есть свой Ютуб, во-вторых, он связан с WeChat, и вы не понимаете, что он сейчас вышел в прямой эфир, он показывает то, что они делают, и к ними в прямом эфире присоединились 600 тысяч человек!

Житель Китая, смотря в их Ютубе турнир по ММА или футболу, может отправлять донейшн тому, кто ему нравится. А когда проводятся турниры в Корее, видеокамеры репортеров делают по 300 фотографий в секунду. И ты потом можешь выбирать идеальные картинки. У нас такие технологии не поставлены на поток.

И вот теперь скажи, что им предложить кроме ресурсов?!

- Есть ли у тебя видение того, что будет с рынком через 5-10 лет? И вообще вредно ли или полезно для предпринимателя заглядывать вдаль?

- Однозначно, это одна из главных целей предпринимателя - быть стратегом. 

Так было в 2018 году, когда я ходил и говорил всем, что сделаю на западе событие. В 2019 году ничего не предвещало этого, 2020-й год вообще сложный, но вышло так, что мы делаем событие в Екатеринбурге. Это называется самосбывающееся пророчество. Нужно иногда моделировать то, что мы хотим видеть через 5-10 лет. И делать это смело. 

Есть такая великолепная поговорка: “Люди сильно переоценивают то, что они могут сделать за год, и сильно недооценивают, что могут сделать за 10 лет”. 

Я думаю, что будет качественный скачок вперед. Вкладывается большое количество ресурсов и денег вкладывается государством  в это направление. Растет качество тех, кто делает мероприятия. Рынок сейчас прям собирается. Окно возможностей, которое на сегодняшний момент есть, оно еще будет открыто 2-3 года. Сложится рынок в течение ближайших пяти лет.

- Ты упомянул государство, можешь чуть подробнее раскрыть его роль?

- Мы, например, являемся получателями президентского гранта. Мы привезли на нашу площадку 1000 студентов со всего Дальнего Востока, помимо основных участников. Для нас это выгодно как проект в проекте, с помощью гранта можно закрыть расходную часть.

Стараемся участвовать в грантовых программах, претендовать на региональные субсидии. Потому что я вот что заметил: когда мы приходим в государственные учреждения, мы видим людей, которые и рады что-то делать, но что делать конкретно, они не знают.  Разговор на уровне: “Мы проводим зарядки 8 лет и выкладываем информацию на сайте”. - А вы сами на ваш сайт заходите? - Нет. - Ну, так никто и не будет заходить. К вам как ходили 8 лет 20 бабушек, так они и будут ходить. Плюс существует естественная убыль: через год их останется 15. 

Здесь нужно вступать в игру государству. Нужно правильно направлять ресурсы, помогать. Можно объединять процессы, как мы это сделали, когда часть процессов и расходов закрыли грантом, но дали ништяки тысяче человек. 

Я не хочу, чтобы возникали иллюзии, что я такой умный сижу на государственных деньгах. На самом деле эти два года я общаюсь и учусь взаимодействовать. Что-то получается, что-то нет. Нужно четко понимать: если мы заходим на лёд государственных денег, то важно правильно отчитываться и взаимодействовать. Иначе можно попасть в новости. 

- Сейчас 2020-й год, пандемия. Скажи, за счёт чего живет предприниматель в условиях невозможности проведения оффлайн-мероприятий? Для меня вообще загадка, как крутятся те, кто занимаются ивентами, если только они не каждые 2-3 месяца.

- Сложный вопрос с личной точки зрения. Если что-то не получается, ты начинаешь скакать и думать, что же делать дальше. 

Первый наш ивент прошел в минус. Второй прошёл в ноль. Про прибыль с этих мероприятий сейчас говорить не приходится. Поэтому мы вынуждены придумывать что-то в межсезонье, выстраивать партнерские истории, привлекать финансы. Это и есть возможность поддерживать штаны. Не всегда это радужно, но это особенность данного вида деятельности. Сейчас мои усилия направлены на то, чтобы сделать что-то работающее регулярно, как бизнес. Поэтому открыт к любым предложениям и коллаборациям.

- Последний вопрос: назови трех спортивных менеджеров, за которыми ты следишь, у которых ты учишься.

- Безусловно, Владимир Волошин. Читал его интервью на страницах Sportsoft, лично с ним знаком. Он восхищает, что уж там говорить.

Дмитрий Коньков. Президент федерации панкратиона Дальнего Востока. Человек 20 лет поднимает культуры смешанных единоборств в регионе. Меня поражает его подход к делу. Это тот человек, которого узнают на мероприятии UFC в Лос-Анджелесе, который в 53 года осваивает Instagram так, что через год становится суперкрутым блогером. Искренне восхищаюсь этим человеком.

Максим Бабошин. Я с удовольствием за ним слежу, потому что я вижу, на какую территорию он зашел с Фитнес Экспертом 3-4 года назад. Они последовательно и методично забрали всю кухню себе. Максим - большой профессионал.

Вот эти три человека, так скажем, в моем приоритетном списке.

***

Читать другие интервью спецпроекта #людиспорта:

Ярослав Мешалкин, директор по развитию EsForce

Елена Скаржинская, эксперт по киберспорту и интеллектуальным видам спорта

Александр Ким, глава отдела развития ФК "Сочи"

Александра Савраева, директор по развитию "СБК. Спорт Бизнес Консалтинг"

Андрей Дейнеко, спортивный менеджер и функционер

Иван Катанаев, директор по глобальному развитию Sportrecs

Александр Прудников, футбольный менеджер

Артём Милаков, глава Strategium, Спорт как бизнес

Илья Штеблов, спортивный директор ФШ "Юниор", MetaFootball

Максим Мотин, SpeakUs Ukraine, в прошлом - вице-президент ФК "Москва"

Наталья Калугина, спортивный журналист

Дмитрий Шнейдер, руководитель филиала Оргкомитета ЧМ-2018 в Санкт-Петербурге

Владимир Волошин, основатель Newman Sport, сооснователь IRONSTAR, ROSA RUN

Евгения Мальцева, глава Sponsor Consulting

Дмитрий Варгин, глава Spine

Вид

Бюджет, тыс.руб.

Нажимая на кнопку «Отправить заявку», я даю согласие на обработку персональных данных